Понедельник
20
Сентября
×

О восторге Сайченкова мнимыми успехами и трезвом голосе коммунистов

№67, 26 апреля 1941

— План первого квартала прошлого года завод выполнил только на 11 процентов, за первый же квартал текущего года задание выполнено на 57 проц. Иначе говоря, завод сработал лучше,— с восторгом говорил секретарь парторганизации завода тов. Сайченков в своем докладе на отчетно-выборном собрании. Нам казалось, что мы ослышались, неправильно поняли докладчика. Однако, когда он перешел к анализу работы цехов, кстати сказать, анализу весьма поверхностному, то еще раз заявил: -Мы стоим на пути выполнения стоящих перед нами задач. Стало быть, завод выполнил план, не имеет брака, себестоимость продукции ниже плановой, работает ритмично по заранее разработанному графику, — невольно напрашивается вопрос. Ничего подобного. Все заявления Сайченкова, мягко говоря, ничто иное, как телячий восторг мнимым, несуществующим благополучием в работе завода. А что это так, говорят цифры: план первого квартала недовыполнен на 43 процента, только один брак принес заводу 202.000 рублей убытка, график работы цехов разработан, но срывается, в апреле дело идет не лучше прошлых месяцев, в литейном цехе брак по задвижкам достигает 80 процентов, соревнованием охвачено не более половины рабочих, да и имеющиеся договора не проверяются. В соответствии с директивой нашей партии, пленум РК ВКП(б) указал, чтобы доклады секретарей парторганизаций были пронизаны большевистской критикой и самокритикой, отчетом о том, как выполняются решения XVIII Всесоюзной конференций ВКП(б) и решение прошлого отчетно-выборного собрания. Эту директиву тов. Сайченков не воспринял, как закон. И немудрено поэтому, что он ни единым словом не обмолвившись, как парторганизация претворяет в жизнь решения XVIII партийной конференции, а также решение минувшего отчетно-выборного собрания, в то же время не вcкрыл причины плохой работы завода, не подверг большевистской критике конкретных носителей недостатков. То, что не сказал докладчик, сказали выступавшие в прениях коммунисты, трезвым голосом критически анализировавшие работу. Характерно, что каждый оратор начинал свою речь словами: «Докладчик ничего не
сказал…» о том-то.
—В прошлом году, — говорит тов. Ф. Гришин, — работа партбюро была признана неудовлетворительной, завод не выполнял производственного плана. С такими же показателями пришли к настоящему собранию. Тогда говорили, что не освоили новую продукцию, это же вторим и теперь. Докладчик заявил, продолжает тов. Гришин, что «коллектив хороший», — «парторганизация боеспособная, крепкая». Но директив партии мы все же не выполняем. Почему? В чем секрет, Сайченков ответа не дал, XVIII партийная конференция потребовала наведения порядка на предприятиях. Мы это требование еще не выполняем. На заводе не только нет производственной культуры, но и внешний облик цехов плох. Всюду еще грязь, мусор, хлам. Кому бы, как не цеховым парторганизациям взяться за наведение порядка в цехах, но этого не случилось. О браке говорим много, а практических мер не видно. Это доказывается и тем фактом, что убытков от брака за первый квартал 202.000 рублей, а взыскано с бракоделов только около 6.000 рублей. Причем, с руководителей цехов и участков ответственности за брак совершенно не спрашивается. За эти решающие вопросы цеховые парторганизации не догадались взяться, а партбюро им не помогло.
—Тов. Сайченков почти ничего не сказал о работе цеховых парторганизаций потому, — говорит тов. Шатский,— что партбюро не руководило ими, не оказывало почти помощи, не указывало на каких вопросах нужно сосредоточить внимание. Поэтому-то в четырех цехах работа парторганизаций была признана на отчетных собраниях неудовлетворительной. Партийная конференция потребовала ликвидации прогулов. Чтобы выполнить эту директиву, надо повседневно вести массово-политическую работу. У нас же с этим плохо. В результате и до сих пор имеется много случаев нарушения трудовой дисциплины. Да и отдельные коммунисты не отличаются дисциплинированностью, работают с холодком. Вот в механическом цехе № 2 дело дошло до того, что председателя цехкома коммуниста В. Гуслистова рабочие сняли с работы, как не выполняющего обязанности руководителя профорганизации. Как бы продолжая мысль предыдущего оратора, тов. Гусев говорит, что цеховые парторганизации работали без всякого плана, не имели протокольного хозяйства, что в цехах массово – разъяснительной работой охвачено не более 20—30 процентов работающих.
— Тов. Сайченков не знал действительного положения в цехах потому, — заявляет тов. Гусев, — что он там редкий гость. О том, что партбюро массово-политическую воспитательную работу подменило администрированием, указал в своем выступлении тов. Соколов. У нас, говорил он, из 81 коммуниста 24 человека получили от партбюро те или иные взыскания, причем, четверо обсуждались даже по два раза.
— После решения XVIII Вcесоюзной партийной конференции, которая потребовала от парторганизаций решительно повернуть внимание в сторону промышленности и транспорта, партбюро не перестроилось, не сделало нужных выводов, —говорит тов. Н. Рачков. —Секретарь парторганизации Сайченков не считает нужным повседневно бывать в цехах, оторвался от масс, больше сидит в кабинете директора и главного инженера. Известно, продолжает тов. Рачков, что во многом исход борьбы за план решают средние и младшие командиры производства. Между тем, секретарь парторганизации не только не собирал их, но и не разговаривает в цехах.

Предприятия, говорится в решении ХVIII партийной конференции, должны работать по графику, ежедневно выполнять план каждым цехом, каждым участком и станком по заданной номенклатуре изделий. У нас переход на график прошел формально. Причем, партбюро в течение месяца ни разу не поинтересовалось, почему срывается работа по графику, кто в этом виноват. Я считаю, что главной причиной плохой работы является то, что у нас нет надлежащей подготовки производства, плохая организация труда. С производственным активом, который мог бы оказать большую помощь, партийная организация не работает. О том, что секретарь и партбюро в целом скользили по поверхности, не вникали глубоко в производство до конференции, не перестроились по существу и до настоящего времени, говорили также тт. Н. Козлов, А. Лесников, Н. Рогалев, К. Тарасова и другие. Совершенно не в тон секретарю парторганизации прозвучала на собрании речь директора завода тов. Абаляева, вполне справедливо заявившего, что незначительное начало улучшения в работе есть только доказательство, что завод имеет все возможности работать успешно, но сейчас работает еще весьма плохо.
—У нас, — заявил т. Абаляев‚—не привито каждому работнику, работающему на большом или малом посту, чувство большевистской ответственности за порученное дело. Многие начальники цехов вместо мобилизации всех сил, вместо использования всех возможностей в борьбе за ритмичную работу, план считали, как говорится, «филькиной грамотой». Вместо принятия мер пытались писать объяснения о причинах невыполнения. Вот литейный цех № 1 (начальник Епифанов) не выполнял задание по некоторым деталям, ссылаясь на отсутствие опок. Когда же проверили, то оказалось, что опоки есть.
Многие выступавшие (Соколов, Рогалев и другие) говорили об отсутствии надлежащего руководства и помощи со стороны райкома партии. Секретарь РК ВКП(б) тов.Дмитриев в своем выступлении остановился на задачах парторганизации в борьбе за выполнение решений XVIII партийной конференции. Работу партбюро собрание признало неудовлетворительной.
В. Ларин.
Зав. оргинструкторским отделом РК ВКП(б).