Суббота
23
Октября
×

Там, где недооценивают агитационную работу

№54, 3 апреля 1941

Поверхностная, никого не затрагивающая

Обеденный перерыв. Рабочие собираются в комнату отдыха. Пришло 50 человек. Входит агитатор-коммунист Солдатченков.

-Сегодня продолжим беседу по материалам XVIII партийной конференции, — сказал он.

Зажурчала речь. Вначале спокойно, затем он начал «громить» бракоделов, прогульщиков.

— Бракоделы наносят вред государству. — Об этом хорошо сказал в своем докладе, тов. Маленков, — восклицает Солдатченков.

-Ну, сейчас разоблачит наших бракоделов с участка, — подумали рабочие.

Однако этого не случилось. Солдатченков ни слова ни сказал о работе коллектива, не привел ни одного факта из местной жизни. Между тем, здесь много недостатков. Например, полы в домах настланы некачественно, двери навешены плохие. В этот же день, когда агитатор проводил беседу, каменщики бригады Аничкиной, производя кладку фундамента, использовали на это камень-пухляк, хотя знали, что использовать такой камень нельзя. Солдатченков и об этом случае знал, но ни словом не обмолвился.

Недавно каменщик Илларионов прогулял. Казалось бы, что разъясняя материалы конференции, агитатор придаст широкой гласности имя нарушителя трудовой дисциплины. Но и здесь он отговорился общими фразами, фамилии прогульщика так и не назвал.

-Смотри, как разгружают кирпич, пожалуй, и половина его не останется.

-Да об этом знают руководители, но мер не принимают. Привыкли много говорить о экономии материалов, а вот не хотят поставить вопрос на собрании о нерадивых рабочих, которые портят материал.

-Да что говорить, у нас свыклись с этим, -такой разговор происходил между каменщиками бригады Матросова.

A вот агитатор Зиновьев, говоря о экономии, и словом не обмолвился о этих вопиющих недостатках. Витая в «облаках», он призывал вести борьбу с нерадивыми людьми. Они же сидели рядом с ним, слушали его увещевательную речь и спокойно дремали.

-Особенно большим бичом производстве, — продолжал агитатор, — является захламленность и бескультурье. Вот, например, в Магнитогорске, на Кольчугинском заводе, цеха захламлены, вместе с мусором и ценные материалы вывозят на свалку.

Тут-то бы и стоило ему привести свои примеры. Здесь везде разбросан материал, навалены горы мусора. Но, как и прежде, об этом ни слова. Выйдя после беседы из помещения, рабочие то и дело спотыкались на груды наваленного мусора и говорили:

-О кольчугинцах Зиновьев сейчас говорил, а вот у нас еще хуже, но об этом молчок.

Недооценивают роль наглядной агитации

Еще в прошлом году на кирпичном заводе прибили на видном месте красную доску. Рабочие ожидали увидеть фамилии лучших стахановцев, но — этого не случилось. На участке же тов. Голощапова доску сняли и… сожгли

Месяцев пять назад кое-где еще можно было встретить лозунги, призывающие коллектив работать быстро, хорошо. Сейчас и этого нет.

В свое время была установлена Доска Почета. Один раз на ней были вывешены портреты лучших людей. Затем решили обновить, но никак не могут этого сделать в течение нескольких месяцев.

Наглядная агитация, играющая большую роль в политическом воспитании трудящихся, видимо, здесь не пользуется уважением, недооценивают ее роль.

Командиры в стороне от агитационной работы

О том, что агитационной работой всерьез не занимаются, говорят и следующие факты.

В списках агитаторов числится людей много. Кто они такие? Большинство комсомольцы и кандидаты партии, люди мало подготовленные к этому важнейшему политическому делу. Ни один хозяйственный руководитель агитационной работой не занимается. А такие товарищи, как Битюцкий, Свинтицкий, Воличенко, Мордовин, Бершатский, считают это не своим делом. Да разве только они так считают? Такого же мнения, видимо, и партбюро, коли привлекает к агитационной работе только кандидатов партии и рядовых коммунистов.

Прежде чем послать агитатора в общежитие, в бригаду, надо ознакомить его с событиями в жизни страны, предприятия. Агитационная работа должна строиться на местных фактах. А здесь инструктаж проводится без использования местных фактов.

Как правило, партийное бюро следит только за посещением агитаторами семинаров. A вот проводят ли они беседы, никто не интересуется. Только этим можно объяснить то, что проводят беседы среди рабочих 15-20 процентов присутствующих на семинарах. Например, коммунист Петровичев 14 раз был на семинаре и ни разу не проводил беседы.

Вывод один. Такая агитация, какая она есть в данной организации, ничего общего не имеет с наступательной, действенной агитацией.