Суббота
24
Июля
×

Результат штурмовщины

№36, 2 марта 1941

У мастерской Алексинской МТС одиноко стоят несколько «сталинцев» и «хетезевцев». Тракторы уши «по пояс» в снег, колес и гусениц почти не видно.

Директор МТС т. Гришин, его заместитель по политчасти т. Коврижкин, главный механик т. Грабовский в маленькой, неуютной комнатке экзаменуют трактористов.

— Немного запоздали, —поясняет т. Гришин —  Переаттестацию надо было давно закончить.

Слово «запоздали» уж как — то вошло в обычай у руководителей МТС. Всякий раз, когда у них наступает хозяйственный провал, они применяют его, как испытанное лечебное средство, без тени беспокойства.

В цехах мастерской — страдная пора. Рабочие и трактористы с утра и до вечера разбирают машины, возятся с деталями, но конца ремонта не видно.

Готовы только 28 тракторов, в марте предстоит отремонтировать 24 машины.

Почему так «запоздали», — спрашиваем излюбленным словом руководителей МТО.

— В конце декабря, — говорит директор,— мы налегнули «на все гайки», спешили выполнить план ремонта IV квартала. А затем – «сели».

И действительно в Алексинской МТС «сели» еще в начале января и «сидят» по сей день. За два месяца еле-еле осилили выпустить на ремонта 7 тракторов.

Но директор МТС знает на что свалить.

— «Угробил» нас Калужский ремонтно-тракторный завод, — говорит он, — затянул шлифовку коленчатых валов.

Вскоре выясняется, что валы были посланы в Калугу только в январе.

Ряд причин мешает Алексинской МТО работать ровно, уверенно, с успехом. Сильно дает себя знать штурмовщина. Никак здесь не привыкли считаться с графиком, планируют так, как подскажут чувства, а не требование действительности. Вот пример. В конце декабря в МТС «налегнули» и из мастерской в несколько дней вышел 21 трактор. А после штурма остыли и решили сделать передышку: в январе отремонтировали только 3 трактора,

а в феврале  — 4.

Работа рывками, отсутствие производственного ритма — вот где основное зло прорех МТС.

В последнее время появилось новое «узкое» место: оказывается, для полного завершения ремонта недостает некоторых запасных деталей, а у пяти тракторов ХТЗ совсем негодные коленчатые валы. Для трех моторов «У—2» нужны поршни, цилиндры, пальцы, для ЧТЗ — нижние катки гусениц, роликовые подшипники № 395, наконец, звенья.

Все это можно было заблаговременно приобрести, но руководители МТС спохватились слишком поздно. А тут новая неудача: средства, отпущенные на ремонт тракторов, полностью исчерпаны, части приобретать не на что. И вот, в горячие дни, когда дорога каждая минута, МТС стучится в двери облземотдела и просит открыть кредит. О чем же думали руководители в августе и сентябре прошлого года? Именно тогда нужно было изыскивать необходимые детали.

Таковы «плоды» игры в штурмовщину. Научили ли они чему-нибудь руководителей МТС? Ничуть.

-Вот только бы достать части, — заявляет т. Гришин, — подналегнем и все будет в порядке. К 15 марта выпустим из мастерской последний трактор.

Опять расчет на штурмовщину, опять в действие будет пущен метод рывков. Эти родимые пятна трудно изжить. А между тем; руководителям МТС пора бы всерьез забеспокоиться. Все меньше и меньше дней остается до весны, а 24 трактора не готовы к выезду в поле, 20 плугов и 10 дисковых сеялок не отремонтированы. По сути дела ремонт тракторов, и прицепного инвентаря находится под явной угрозой срыва. И если руководители МТС так же, как и раньше, будут «налегать на все педали», проку ждать бесполезно; немало тракторов не успеют прибыть в колхозы первой борозде.

 

 

В. Константинов