Воскресенье
05
Декабря
×

Уточнили

№35, 1 марта 1941

На-днях жильцы дома № 17 по Пушкинской улице подняли переполох. Гражданке Ф. письмоносец вручил письмо с надписью: «Служебное». Вскрыв конверт и прочитав, что от нее требуется разрешение на заготовку 150 штук… телеграфных столбов, гражданка пришла в недоумение.

-Марфа Сидоровна!-закричала она с кухни, — я же домохозяйка, какое я имею отношение к заготовке столбов?

-Каких столбов?!, — я ничего не понимаю, — отвечала соседка -Волнуясь, Ф. перепутала содержание письма и уже говорила собравшимся на кухне 1 жильцам, что какая-то организация предлагает заготовить телеграфные столбы, да много… — 150 штук.

Едва я вошел на кухню, как женщины обступили меня.

-Подождите шуметь,- успокоил я домохозяек,толком то расскажите в чем дело.

Мне дали письмо. На левом углу стоял штамп «Алексинская районная контора связи» и дальше…»Контора связи просит разрешить заготовку 50 штук столбов из лесосечного фонда 1942 года в 27 квартале сплошной вырубки…» Ниже стояла подпись «HК3 Ревзин».

-Ну что же молчишь!-наступали на меня домохозяйки, -Дело здесь ясное . Письмо было адресовано в Тулу, управление лесоохраны. Но так, как в Туле по Пушкинской улице такого управления не оказалось, то письмо возвратили в Алексин. Вот видите, и пометка «Уточнить адрес». На почте же, не желая разбираться, зачеркнули слово «Тула» и написали «Алексин». А в Алексине дом № 17 по Пушкинской — это наш дом. Вот и все.

— Да, — сказала Марфа Петровна, — если почта письма своих же начальников посылает куда попало, то что же делается с нашими?!

На этот вопрос никто из. присутствующих не ответил, ибо и так яено, что на почте c письмами обращаются как попало.

А.Роман.