Воскресенье
05
Декабря
×

Как «руководят» карьером Тулшахстрой

№34, 27 февраля 1941

В начале января на производственном совещании директор карьера Тулшахстрой тов. Манаев красноречиво говорил: — Включившись в социалистическое соревнование, берем обязательство: поднять производительность труда, снизить себестоимость продукции, отремонтировать и привести в порядок имеющиеся механизмы.

Надо бы это заявление подкрепить организационно-техническими мероприятиями. Но Манаев этого не сделал. Свои речи быстро забыл. В результате обязательства остались невыполненными. Производственных успехов, о которых много шумели на собрании, не видно. Производительность труда не повысилась, а, наоборот, снизилась. При обеспечении рабочей силой на 62 процента, январский план был выполнен всего лишь на 50 процентов.

Оно и не удивительно. На карьере нет никаких следов социалистического соревнования. Работа лучших стахановцев нигде не показывается. На доску показателей не заносятся итоги работы каждого дня. Плановик Лебедев, коему это дело было поручено, задание не только не выполняет, а не хочет этого делать, а руководители и профсоюзная организация с такой распущенностью мирятся.

Люди, дающие высокую выработку, на карьере есть. Например, такие стахановцы, как Овчинников, Молодцов и другие, вырабатывают больше двух норм в день. Они могли бы поделиться опытом своей работы, рассказать каким путем добиваются высокой производительности. Но собраний за этот период не было и вопрос о производственной программе еще не ставился. Рабочие работают вслепую, и не знают кто идет впереди, кто отстает, как выполняются взятые ими обязательства. Надо сказать, что ни директор Манаев, ни инженер Рутковский не помогали рабочим, не создавали им условий для нормальной работы, не руководили социалистическим соревнованием, все пустили на самотек.

Наш карьер механизирован. Имеются скреперы, грохота, транспортеры, лебедки и т. д. При полном использовании механизмов могли бы производственную программу перевыполнять в два раза и больше. Этого пока еще нет. Механизмы из-за неисправности не работают, простаивают и рабочее. Процентов 30 драгоценного рабочего времени пропадает зря, план не выполняется.

Инженер Рутковский очень редко бывает на рабочих местах За механизмами не следит, не знает в каком состоянии они находятся. В результате получается так: отремонтируют как-нибудь части, а через неделю они снова выходят из строя, запасных частей нет. Вместо того, чтобы достать их, Рутковский разбирает механизмы, выбирая нужные детали, иначе говоря, заведомо машины приводит в негодность.

Вот уже несколько лет под открытым небом стоит камнедробилка. От снега и дождя она ржавеет, приходит в негодность. Рутковский говорит, что она непригодна для работы в данных условиях. Спрашивается, зачем же нужно было покупать такой механизм, а коли его нельзя использовать на нашем карьере, почему не передается для реализации.

Технической помощи десятникам карьера также никто не оказывает. Иногда у них возникают какие-нибудь недоразумения. Они бегут за помощью в контору. Но безрезультатно. То нет директора, то занят инженер, а то нельзя зайти в кабинет. И так неясный вопрос остается неразрешенным.

Со всеми этими недостатками на карьере сроднились, и не думают их устранить. Поэтому-то нет четкости в работе. Директор н инженер «руководят» кабинетно, не видят, не знают, что творится на карьере.

Н. Касаткин.