Четверг
09
Декабря
×

ОТЕЦ И СЫН

№32, 23 февраля 1941

Стояло тихое утро. Ярко светило солнце. По улицам Москвы неугомонно журчали вешние воды. Тополя распускали душистые, липкие почки. У фонтана Екатерининского парка играли дети. В парк пришел солдат 10 гренадерского полка Иван Будорагин. Он сел на лавочку, у куста акации, и стал читать только что полученное письмо жены.

«Дорогой супруг Иван, жду тебя не дождусь. Приезжай хотя бы посмотреть сына Илюшу. Он часто вспоминает тебя, а во сне произносит «папа, папа». Приезжай, ждем с нетерпением. Твоя супруга Ефросинья Будорагина».

Прочитав письмо, Будорагин задумался. Он представил на мгновенье, что у него на коленях сидит Илюша, который своими детскими пальчиками ласково теребит его рыжую бороду. Будорагин даже не заметил, как к нему подошел офицер с богато одетой девушкой. Взглянув на солдата, барышня в испуге вскрикнула:

-Жан! Тут солдаты!, -и бросилась бежать.

-Скотина! Не видишь куда зашел, — со злостью закричал офицер.

Будорагин быстро встал. На доске он вдруг заметил надпись: «Собакам и солдатам в парк входить строго воспрещается».

— Виноват, ваше благородие. — вытягиваясь в струнку, — отчеканил солдат.

-Сволочь! Я тебе дам виноват, — и офицер сильно ударил солдата в лицо. Будорагин пошатнулся и сплюнул в сторону. С кровавой слюной в песок выпал зуб. «За что это?» -подумал он. И вдруг молнией пронеслись воспоминания: шесть месяцев назад, на Мазурских озерах, под ураганным артиллерийским огнем, Будорагин истекал кровью, но спас знамя своего полка. Обида едкой горечью подступила к горлу. Солдат не выдержал и, плюнув офицеру в лицо, проговорил:

— Негодяй, подлец! Я кровь проливал за родину, а ты, как самый последний трус, спасал свою шкуру.

Офицер дико посмотрел в глаза солдата и процедил сквозь зубы:

-Иди… скажи, что ты арестован…

Вечером, на поверке, Будорагин доложил своему командиру о случившемся. «Провинившегося» солдата посадили в карцер. Вскоре состоялся полевой суд, который приговорил Ивана Будорагина к 5 годам дисциплинарного батальона.

В начале 1918 года больной, парализованный солдат Иван Будорагин вернулся в родную деревню. Пришел он в свою бедную хату. Вечерело. 8-летний Илюша читал по складам букварь. Сын не узнал отца и встретил его с недовернем.

Прошло 22 года. Прежний Илюша теперь старший лейтенант танковых войск Красной Армии, а его отец — бывший царский солдат Иван Максимович Будорагин — счастливо живет в колхозе «Прибой». В селе Дурнево, где когда-то стояла ветхая избушка, выстроен просторный, красивый дом.

Недавно в семье Будорагиных было необычное оживление. Из Красной Армии приехал в гости сын Илья Иванович. Иван Максимович веселился больше всех. Из-под его густых бровей улыбались карие глаза. Вечером в доме собрались гости — земляки молодого командира. На столах-разнообразные закуски. Илья Иванович поднял бокал и сказал:

— Вот мои родители. Что хорошего видели они при власти помещиков и кулаков? Отец потерял здоровье, борясь, «за веру царя и отечество». Мать испытала нужду и горе. А теперь они-свободные, счастливые люди. Живут, как видите — сами, не зная ни в чем нужды. Эту жизнь нам дали партия, любимый отец и друг трудящегося человечества товарищ Сталин.

Гости и родные встали и произнесли здравицу в честь Сталина.

-За счастье и радость, за нашу родину не пожалеем своей жизни,-закончил Илья Иванович.

Старики прослезились. Не от горя, а от чувства безграничной благодарности Сталину.

Заиграл баян. Молодые и старые пустились в пляс.

На востоке загоралась лимонная заря. Над родным селом повис серебристый месяц, ярко озаривший счастье колхозной жизни. Гости расходились по домам.

М. Сенин.  с. Изволь.