Суббота
24
Июля
×

О ЗАДАЧАХ ПАРТИЙНЫХ ОРГАНИЗАЦИИ В ОБЛАСТИ ПРОМЫШЛЕННОСТИ И ТРАНСПОРТА ДОКЛАД тов. МАЛЕНКОВА

№28, 18 февраля 1941

Причины недостатков в работе наркоматов и парторганизаций в области промышленности и транспорта.

Какие же, товарищи, причины неудовлетворительной работы ряда отрас­лей промышленности и транспорта?

Мы обязаны вскрыть эти причины со всей большевистской прямотой. Чем честнее мы вскроем наши недостатки, тем скорее от них освободимся. Этому повседневно учит нас товарищ Сталин. Люди, замазывающие недостатки, оказы­вают плохую услугу партии.

Причины неудовлетворительной рабо­ты промышленности н транспорта заклю­чаются в недостатках руководства со стороны наркоматов и в том, что обко­мы и горкомы партии ослабили свою работу в области промышленности и транспорта.

О наркоматах надо сказать, прежде всего, что они ведут свою работу во многом бюрократически, не добираются еще до каждого отдельного предприя­тия, «руководят» своими предприятиями не по существу, а формально, путем бумажной переписки.

Наркоматы плохо знают руководящие кадры предприятий, не знают положе­ния дел на предприятиях и не прини­мают оперативных мер по исправлению недостатков в работе предприятий. Руко­водящие работники наркоматов редко бывают на заводах, лично не помогают заводам наладить дело, предпочитают, видимо, руководить по-канцелярски, толь­ко через бумагу.

Крупнейшим недостатком в работе наркоматов является то, что они не проверяют исполнение своих решений директорами предприятий. Наркоматы ограничивают, таким образом, рамки своей руководящей работы заседаниями коллегий и принятием решений, не понимая, что решение—это только еще начало дела и что решения принимают­ся не для самих решений, а для их исполнения, не понимая, что главную часть руководящей работы должна со­ставлять не заседательская работа и не принятие решений, а повседневная про­верка исполнения этих решений.

Многие директивы остаются невыпол­ненными только потому, что вместо си­стематической проверки исполнения ди­ректив наркоматы обычно судят о по­ложении дел на предприятиях, но реля­циям директоров фабрик, заводов и начальников железных дорог. Директор же предприятия, начальник дороги из узковедомственных соображений часто замазывает недостатки и приукрашивает действительное положение на предприя­тиях.

В наркомате обычно никто не отве­чает за выполнение конкретных решений.

Вот несколько фактов, характеризу­ющих канцелярско-бюрократические ме­тоды руководства наркоматов.

Возьмем Наркомат морского флота. Постановлением Экономсовета от 7 мар­та 1940 года тов. Дукельский обязан был в месячный срок представить в Экономсовет план ликвидации запущен­ности Каспийского флота. Это постанов­ление в срок выполнено не было. Парком возбудил ходатайство об отсроч­ке. Экономсовет отсрочил представление плана до 1 мая 1940 года. Опять тов. Дукельский не представил плана, 11 октября 1940 года из Экономсовета поступило предложение наркому тов. Дукельскому ускорить представление плана о ликвидации запущенности Ка­спийского флота. На письме из Экономсовета тов. Дукельскпй наложил крат­кую резолюцию: «тт. Лесовикову (это зам. наркома) и Воронову (это началь­ник планового отдела) —Где проект плана?». Этот вопрос наркома более двух месяцев висел в воздухе. Лишь 31 декабря работник планового отдела тов. Гинзбург сдал проект плана тов. Лесовикову. Второго января уже 1941 года тов. Лесовиков передал этот мате­риал начальнику отдела технической эксплуатации тов. Чеховскому, который держал этот проект до 16 января 1941 года, а затем вновь передал его тому же тов. Гинзбургу. 25 января 1941 года, т. е. 101/2 месяцев спустя после решения Экономсовета, тов. Дукельскпй представил, наконец, в Экономсовет план по ликвидации запущенности Каспий­ского флота.

Позволительно спросить тов. Дукельского, сколько же времени думает потратить Наркомат морского флота на ликвидацию самой запущенности Каспийского флота, если план ликвидации этой запущенности составлялся в течение 101/2 месяцев. Да неизвестно еще, что это за план!

Вот факт из деятельности Наркомата электропромышленности. 29 октября 1940 г. Наркоматом электропромышленно­сти было получено указание о поставке оборудования Наркомату судостроительной промышленности к 10 ноября 1940, года с Харьковского электромеханиче­ского завода. Нарком тов. Богатырев на поступившем к нему документе наложил следующую резолюцию: «К начальнику военного отдела т. Кравцову—подгото­вить срочно распоряжение 30 октября по этому решению. Распоряжение го­товилось 5 дней и лишь 6 ноября оно попало в Главэлектромашпром этого же наркомата. Главный инженер этого глав­ка тов. Рубо только 10 ноября посылает это срочное распоряжение начальнику производственного отдела своего главка тов. Артемову с резолюцией: «Дать рас­поряжение». Тов. Артемов, в свою оче­редь, пишет диспетчеру главка тов. Кравчуку: «На распоряжение», а тов. Кравчук в тот же день, 10 ноября, т. е. а когда оборудование уже должно было бы прибыть на заводы, которые его ждут, наложил резолюцию: «В дело», т е. в архив. Так было сорвано выполнение важного задания.

Разве все эти — «подготовить распо­ряжения», «дать распоряжение», «на распоряжение» и, наконец, «в дело» — не являются свидетельством чиновниче­ского, бюрократического отношения к живому делу со стороны работников Наркомата электропромышленности. Раз­ве возможны были бы подобные факты при наличии в наркомате элементарной проверки исполнения?

Или вот о Наркомате речного флота. Коллегия этого наркомата в 1940 году заседала 62 раза, заслушала 102 воп­роса, а решения на самой коллегии бы­ли приняты только по 7 вопросам. Под­готовка решений по остальным вопро­сам поручалась комиссиям. Большинство вопросов комиссиями редактируется в продолжение нескольких месяцев, так как никто в наркомате не проверяет порученных заданий. А, например, ре­шение по вопросу «Об итогах выполне­ния показателей по труду и финансам» комиссией под председательством нарко­ма тов. Шашкова редактируется це­лых полгода—с 20 августа и по сей день.

При таких порядках в работе можно загубить любое живое дело. Неудиви­тельны поэтому и плохие результаты работы Наркомата речного флота по пе­ревозкам грузов.

Два слова о Наркомате боеприпасов. В этом наркомате имели место такие, например, факты. Нарком тов. Сергеев в своем приказе № 203 предложил дирек­тору завода №176 «построить фосфатировочное отделение цеха № 4, смонти­ровать ванны и сдать в эксплуатацию. Срок исполнения — 8 июня 1940 года». Приказ был подписан 5 июня, сдан для рассылки 7 июня, а срок исполнения указанной в приказе работы, как види­те, был определен 8 июня. Или вот другой приказ №189. Этим приказом завод № 144 обязывался «не позднее 1 июня 1940 года разработать график ра­боты цехов на июнь месяц с учетом пок­рытия недоделок за апрель—май месяцы». Этот приказ был подписан 31 мая и естественно, что прибыл на завод уже после истечения срока, установленного для исполнения задания. Вот третий факт. Приказом № 151 отмечается пло­хое состояние техники безопасности на заводах. Пунктом восьмым исполнители обязуются представить тов. Сергееву на утверждение 29 апреля план работ, а сам приказ подписан 4 мая.

Разве это серьезное отношение к де­лу? Надо же вдумываться в задания, которые даются подчиненным. А при­казы, приведенные выше, способны толь­ко подорвать дисциплину.

Примеров бюрократизма, канцелярской волокиты, отсутствия проверки исполне­ния можно привести много, они есть, к сожалению, в каждом наркомате, а сколько-нибудь серьезного ежедневного контроля за работой предприятий — нет. Между тем серьезный ежедневный контроль за работой заводов является важнейшей обязанностью наркоматов.

Необходимо, чтобы наркоматы покон­чили с канцелярско-бюрократическими методами руководства предприятиями, и чтобы вместо всей этой канцелярщины всерьез занялись делом проверки испол­нения решений, делом контроля за ра­ботой своих предприятий.

Таковы недостатки в руководстве наркоматов.

Теперь о недостатках работы партор­ганизаций в области промышленности и транспорта.

Главное тут заключается в том, что парторганизации не помогают наркома­там, предприятиям своей области, горо­да, района.

Парторганизации ослабили свою рабо­ту как в промышленности, так и на транспорте, неправильна полагая, что они не несут ответственности за работу промышленности и транспорта.

Местные партийные организации так­же, как и хозяйственные организации, не понимают смысла и значения провер­ки исполнения и не помогают ввиду этого наркоматам и главкам наладить повседневную проверку исполнения ре­шений наркоматов директорами подчи­ненных им предприятий.

Многие обкомы партии, занимаясь сельским хозяйством, делами заготовок сельскохозяйственных продуктов, забро­сили работу в промышленности и на транспорте, забыли о своей ответствен­ности за работу заводов, фабрик, шахт, рудников, железных дорог своей облас­ти, города, района, а горкомы партии, которые обязаны главное свое внимание’ уделять промышленности и транспорту, не занимаются этим делом и не прини­мают мер к улучшению работы отстаю­щих предприятий и железных дорог.

Горкомы и обкомы партии вместо того, чтобы влезать в дела фабрик, за­водов, железных дорог, нередко стоят в стороне от промышленности п транспор­та, не контролируют работу предприя­тий, не проверяют, как работают руко­водящие люди на фабриках, заводах и железных дорогах, не вскрывают недос­татков в их работе и тем самым попус­тительствуют этим недостаткам.

Горкомы и обкомы партии свыклись с тем положением, что ряд       предприя­тий у них длительное время находится в. глубоком прорыве, и не принимают действенных мер к тому, чтобы покон­чить с этим позорным явлением.

Возьмем Тульскую область. У вас, товарищи туляки, такие заводы, как Новотульский металлургический завод, Сталиногорский комбинат и некоторые другие крупные предприятия, выполня­ли производственный план   последние четыре года не свыше чем    на 60 —80 проц.

В Челябинской области такие заводы, как Челябинский тракторный завод и Челябинский цинковый завод на протя­жении последних четырех лет система­тически недовыполняют производствен­ной программы на 15—20 проц.

Или вот, возьмем Орловскую область. Такое крупнейшее предприятие области, как «Красный Профинтерн», в 1938 году выполнило план на 66 проц., в 1939 году на 63 проц. и в 1940 году па 75 проц.

В Архангельской области Соломбальский целлюлозный завод, Лальская бу­мажная фабрика и ряд крупных лесо­заводов области выполняли за последние три года план всего лишь в пределах от 40 до 80 проц.

В Башкирской АССР Белорецкий ме­таллургический завод в 1938 году вы­полнил план на 77 проц., в 1939 году на 71 проц. и в 1940 году на 86 проц.

Таких фактов систематического отста­вания заводов можно привести много и по всем другим областям, краям и рес­публикам.

А ведь всеми этими заводами занима­ются или, точнее, должны заниматься обкомы и горкомы партии. Результаты же, как видите, такие, что эти и подоб­ные им заводы уже ряд лет сидят на шее государства.

Особенно плохо горкомы и обкомы партии занимаются предприятиями п про­мышленными стройками, подчиненными союзным наркоматам, ошибочно пола­гая, что за состояние дел па этих пред­приятиях и стройках отвечают исклю­чительно наркоматы.

Ряд областей своей плохой работой решающим образом повлияли на срыв выполнения общего плана по некоторым важным видам продукции.

По выплавке чугуна особенно плохо работали предприятия Сталинской, Запо­рожской и Свердловской областей.

Предприятия угольной промышленно­сти Ворошиловоградской, Челябинской, Свердловской и Молотовской областей тянули назад угольную промышленность.

По добыче нефти особенно плохо ра­ботали предприятия Грознефти Чечено- Игнушской АССР, Майкопнефти Красно­дарского края, предприятия Башкирской АССР и Хабаровского края.

Отставание производства паровозов явилось результатом плохой работы соответствующих предприятий города Харькова, Орджоникидзеграда, Улан-Удэ. Плохо также работали Ворошиловградкий и Коломенский заводы.

Решающую роль в недовыполнении плана по хлопчатобумажным тканям сыграла плохая работа предприятий об­ластей Ивановской, Калининской и осо­бенно Ярославской.

Ряд промышленных городов, в кото­рых сосредоточены крупные предприя­тия, не выполняют производственного плана. Вот, например, гор. Горький в 1940 году выполнил план по выпуску валовой продукции на 93,6 проц., Дне­пропетровск—95,8 проц., Сталинград- 95,8 проц., Калинин —93,7 проц., Че­лябинск—90,2 проц., Тула—85,1 проц., Ярославль —79,9 проц., Сталино—90,3 проц.

А ведь первейшей обязанностью гор­комов партии в этих городах является обеспечение успешной работы промыш­ленности.

Крупным недостатком в работе горко­мов и обкомов партии является то, что они не вникают в существо работы пред­приятия, не изучают экономику пред­приятий и, вместо этого, отделываются часто поверхностными обследованиями и верхоглядскими решениями.

Ведь факт, товарищи, что многие на­ши обкомы и горкомы партии свои обя­занности в отношении промышленности и транспорта сводят к заслушиванию докладов директоров предприятий на за­седаниях бюро обкомов партии. По этим докладам обычно выносятся малоконкретные и малополезные для заводов реше­ния. Да и эти решения, как правило, совершенно не проверяются.

Следует отметить и другое обстоятельство. Заниматься отдельным предприя­тием обком или горком партии начинает лишь в случае, если это предприятие уже находится в явном прорыве. Забла­говременно же никто и не думает по­мочь заводу или железной дороге.

Необходимо покончить с таким поверх­ностным подходом к предприятиям про­мышленности и транспорта.

Городские и областные комитеты пар­тии обязаны наряду с наркоматами нес­ти ответственность за работу всех про­мышленных и транспортных предприятий города, области. Именно горкомы и об­комы партии имеют возможность непо­средственно на месте, наиболее объективно, не считаясь с узковедомствен­ными интересами, разобраться в поло­жении дел на предприятии, определить, в чем кроются недостатки в его работе и помочь руководящим работникам пред­приятий и наркоматов устранить их.

Таковы, товарищи, причины неудовле­творительной работы ряда — отраслей промышленности, таковы причины недостат­ков в работе промышленности и транспорта.